# #
#

«Я любил отчизну свою и принес ей должную мною крупицу по силам»

диалектологическая карта

На интерактивной карте «Дорогами Даля» представлены города, связанные с жизнью и деятельностью В.И. Даля. Везде, где бывал В.И. Даль, он собирал словарный, этнографический материал. Выбрав на карте тот или иной край, в котором бывал В.И. Даль, пользователь увидит, какие слова, употреблявшиеся в этой местности, вошли в «Словарь» Даля, увидит подобранный визуальный ряд. Карта «Дорогами Даля» — это с одной стороны жизненный путь писателя, начавшийся в Луганске и закончившийся в Москве, а с другой стороны это и диалектологическая карта, языковая карта России середины XIX в.

Москва

Москва

    В 1859 году Даль с семьей переезжает из Нижнего Новгорода в Москву и поселяется в собственном доме на Пресне (ныне Б. Грузинская, д.4/6). В 1861 году он  выходит в отставку и полностью отдается любимому делу подготовки к изданию Словаря и художественному творчеству. Тогда же выходит в свет собрание сочинений Даля в восьми томах и начинается процесс издания Словаря, который был завершен в основном к 1867 году. Подвиг Даля был отмечен избранием его  почётным членом академии наук в 1868 году.
    Последние годы жизни Даль посвятил подготовке  второго издания Словаря, до последнего вздоха  пополняя запасы слов. Осенью 1871 года, перенеся первый удар, он принял решение о переходе  из лютеранства в православие. 22 сентября/4 октября 1872года  В.И.Даль скончался и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Земная дорога была пройдена до конца, но путь его Словаря продолжается в веках.

Московское наречие

    Даль назвал московское наречие «первым наречием великорусским». По его мнению, оно «самое малое по занимаемой им местности, самое обширное по распространенно своему на всю Русь. Московским наречием говорит самая небольшая часть народа, почти только в стенах Москвы; но это язык письменный и правительственный и язык высшего, а отчасти и среднего сословия, язык всех образованных русских, московского дворянства и купечества.  И в этом наречии слышатся иногда неправильности, вроде: он был ушедши, мы были приехавши; но так как обороты эти не могли зайти туда с языков иноземных, разве с татарского, на котором  есть нечто похожее, то, может быть, и следовало бы исправить не московское наречие по грамматике II. И. Греча, а наоборот, Греча грамматику по московскому говору. Не шутя, грамматическая неправильность эта в общем ходу по всей России; почему же не признать ее правильною?
    Если подняться на золотые маковки Белокаменной, то можно окинуть глазом пространство во все четыре стороны, где уже говорят иначе, и едва ли не во все четыре стороны иначе. Видно, тут, на распутии, столкнулись все наречия  и говоры наши, и из них выработалось новое, которое, по закону господства духа над плотию, усвоило себе никем не оспариваемое первенство.
    В Москве говорят свысока, высокою рачью, то есть любят гласный звук а и заменяют им звук о, коли на нем нет ударения. Говорят: харашо, гаварить, талкавать, но это аканье бывает умеренное, иногда а слышится почти только полугласное; оно составляет средину между двумя говорами, которые резко и до приторности придерживаются двум крайностям: речи на а и на о. Только немногие московки расстанавливают слоги  в плавной, важной и певучей речи своей и произносят московское а протяжнее и полновеснее; большею же частию письменный знак о без ударения сымается на нет под звук а: прошу простить мне это плотницкое выражение. Чадо, чудо слышится и в самой Москве почти как чядо, чюдо; пpoчиe звуки чисты и отчетисты; буква г произносится не очень круто,  в некоторых словах с легким придыханием; есть разница в произношении слов: гроб или голубь и богатый, Господи (grob, hospodi). По этому поводу в одной летописи говорится, что «появишася нецыи философы, наченшие пети Осподи вместо Господи»; эти философы, очевидно, были печие с юга. Далее: окончания аго, ого, яго, его изменяются в аво, ева; вообще в беседе примешивают менее иноземных слов, чем в другой столице нашей, охотно и без натяжки употребляют коренные, русские слова и нередко дают речи хороший русский оборот.
    В Московской губернии говорят различно: в Клине — по-новгородски, в Можайске—почти по-смоленски — хвилин, целавек, уфостье, в Коломне — по-рязански, в Богородске—по-суздальски. Во многих местах Московского уезда можно слышать: ндрав, лицов, огнёв; также ручник и вечерница, вместо утиральника и посиделок.
    От Москвы на север господствует наречие новгородское; на юг — рязанское; на восток — владимирское; на запад — смоленское».

Москва
Москва
Москва

Примеры диалектных слов:

вернуться назад

карта Российской империи

2017-2019
© АНО «Музей и культурно-просветительский
центр имени В.И. Даля»